Украинская армия сама будет покупать себе оружие

Министр по вопросам евро-атлантической интеграции Украины Иванна Климпуш-Цинцадзе постоянно консультируется с украинскими военными.
Фото с официального сайта правительства Украины

С этой недели в Украине начали действовать новые правила закупки оружия и военной техники за рубежом. Ранее все операции проводились через государственного посредника. Теперь военные получили право подписывать контракты напрямую. На упрощенной схеме настаивали американцы, утверждают в Киеве.

О необходимости прямых контрактов заговорили с 2014 года. Руководитель Центра исследований армии, конверсии и разоружения Валентин Бадрак ранее заявлял, что ВСУ требуют не только реорганизации (начатой под лозунгом приближения к стандартам НАТО), но и перевооружения. «Если бы в 2014 году украинская власть приняла доктрину о реальном перевооружении, бросила на это ресурсы, то сегодня армия была бы на 60–70% обеспечена новым оружием и техникой. А она оснащена старыми образцами – отремонтированными, модернизированными. Нового – всего 20%», – сказал Бадрак летом прошлого года в интервью изданию «Главком».

До сих пор все экспортно-импортные операции в сфере оборонной промышленности проводились при посредничестве государственной компании «Укрспецэкспорт» (или ее дочерних структур). Военные эксперты отмечали, что наличие посредников, во-первых, усложняет процедуру закупок, удлиняет сроки подписания и выполнения контрактов; во-вторых, повышает на 10–20% стоимость закупаемой за рубежом продукции. По словам источников «НГ», сменить схему требовали от украинского руководства американцы. Дело в том, что США уже несколько лет оказывают Украине военно-техническую помощь – и могут диктовать условия такого сотрудничества.

Первой значимой поставкой (летальных видов вооружений) считается состоявшаяся в прошлом году передача украинской стороне 210 противоракетных комплексов Javelin и 37 пусковых установок к ним на общую сумму около 47 млн долл.

Петр Порошенко на днях вспомнил об этой поставке: «Почему так важен был Javelin? Потому что это очень современное противотанковое оружие, что называется, выстрелил и забыл: ракета сама находит российский танк и уничтожает его». По его словам, «пока ни одного выстрела из Javelin на фронте не было», потому что противники «просто прекратили танковые обстрелы».

На 2019 год, как ранее сообщалось, США намерены выделить 250 млн долл. на усиление украинской обороноспособности. В декабре руководитель парламентского комитета по вопросам нацбезопасности и обороны Сергей Пашинский предупредил коллег, что Вашингтон требует реформировать систему военно-технического сотрудничества: «США поставили четкое условие: мы эту помощь, именно военно-техническую, а не какую-то другую, получим только тогда, когда внесем изменения в законодательство и разрешим Министерству обороны, Вооруженным силам Украины заключать прямые контракты». Заявление Пашинского прозвучало после визита в Киев в начале декабря и.о. зампомощника министра обороны США по политике международной безопасности Лауры Купер. О содержании переговоров не сообщалось, но их главной темой, согласно анонсам, была модернизация ВСУ.

Закон, о котором говорил Сергей Пашинский («О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно осуществления закупок продукции, работ и услуг оборонного назначения»), Верховная рада начала рассматривать в декабре, окончательно утвердила 17 января с.г. Президент Украины подписал его 31 января, а с 4 февраля новые правила вступили в силу. Петр Порошенко подчеркнул, что теперь Минобороны, Генштаб, ВСУ смогут напрямую закупать за рубежом те образцы вооружений и комплектующие, которые требуются для усиления обороноспособности.

Закон предусматривает ряд ограничений. Так, закупки могут осуществляться в рамках государственного оборонного заказа, который утверждается решением Совета нацбезопасности и обороны. Причем военные смогут закупать за рубежом только те виды продукции, которые не производятся в Украине. Примечательно, что в декабре Госслужба экспортного контроля впервые публично обнародовала информацию (подготовленную Министерством иностранных дел) об ограничениях при осуществлении военно-технического сотрудничества с другими государствами. То есть либерализация внешнеэкономической деятельности в сфере ОПК не означает, что государство отказывается от функции контроля. Речь идет только о том, что из схем поставок могут быть устранены посредники.

Номенклатура импорта традиционно является государственной тайной. В конце прошлого года министр обороны Степан Полторак в ходе поездки во Львовскую область заявил: «Мы планируем увеличить закупку нового вооружения… до 20 наименований. И не только закупить, но и создать в Украине». Полторак подчеркнул, что в текущем году Минобороны получит на 18,4% бюджетных средств больше, чем в прошлом. Эксперты предполагают, что это позволит украинской армии закупать оружие за рубежом, а ОПК Украины – наладить производство новых видов вооружений.

Военные  Украины переходят на самообслуживание.
Фото со страницы Министерства обороны Украины
в Facebook   

В первые дни февраля в Киеве состоялась встреча вице-премьер-министра по вопросам европейской и евро-атлантической интеграции Украины Иванны Климпуш-Цинцадзе с членами группы стратегических советников высокого уровня Минобороны Украины. Группа создана в составе Комиссии стратегического партнерства между Украиной и США, ее членами (в статусе советников) выступают американские военные. Генерал Вооруженных сил США Кит Дейтон, принявший участие во встрече с Климпуш-Цинцадзе, отметил: «Я хорошо понимаю сложность условий, в которых оказалась Украина, однако не нужно искать причины, тормозящие процесс преобразований в стране. При имеющихся возможностях необходимо настойчиво работать, не останавливая процесс реформирования сектора безопасности и обороны Украины».

Вице-премьер украинского правительства в ответ заверила, что вступивший в силу закон о новом порядке закупки товаров военного назначения за рубежом станет «хорошим сигналом для укрепления обороноспособности нашего государства». По ее словам, Украина заинтересована в значительных поставках высокотехнологичного оборонного оборудования из США, в том числе в получении новой партии комплексов Javelin. Кроме того, Климпуш-Цинцадзе заявила о том, что Киев надеется стать активным участником американской программы «Иностранное военное финансирование» (Foreign Military Financing, FMF). Эта программа предполагает военную помощь в виде кредита или гранта, которые можно использовать только на закупку американского вооружения и техники.

Вероятно, 250 млн долл., выделяемых Украине на этот год, будут использованы именно по таким правилам. Летом прошлого года украинский посол в США Валерий Чалый сказал, по сообщению агентства «Укринформ»: «Сегодня такая позиция в Белом доме и в других соответствующих структурах США, что чем больше вооружений Украина будет закупать в США, тем больше получит прямой безвозмездной помощи. То есть это связанные процессы, и я считаю, нам целесообразно идти именно таким путем. Есть типы вооружений, которые нам очень нужны, но мы их сами не производим, они есть в Соединенных Штатах. Мы как раз над этим работаем». Он отметил, что в первую очередь требовались «изменения в украинское законодательство, позволяющие прямые закупки военной техники и вооружения, без посредников. И эти изменения могут открыть новые возможности для нашего взаимодействия с США».

Бывший руководитель Службы внешней разведки Украины, генерал армии Николай Маломуж сказал газете «Сегодня», что американская сторона будет следить за расходованием каждого доллара, выделенного на усиление украинской обороны. Сумма в 250 млн долл., по его словам, не решит всех украинских проблем, а является скорее «символическим форматом поддержки». Говоря о поставках Javelin, Маломуж напомнил об украинских комплексах «Скиф» и «Корсар», которые, по его словам, «имеют большую дальность и точность».

В Украине исходят из необходимости усиливать ВСУ, поскольку не сняли с повестки дня угрозу масштабной войны с Россией. Общественный активист, руководитель добровольческого мобильного госпиталя им. Пирогова Геннадий Друзенко сказал изданию «Апостроф», что конфликт не сводится к ситуации в Донбассе: «У нас с Россией на самом деле конфликт ценностей. Конфликт по поводу того, мы – отдельная нация или малороссы; мы – сфера влияния, периферия русского мира или независимое государство… Можем говорить о некоторой деэскалации конфликта или о его эскалации, но вряд ли скоро поставим точку в этой войне, в лучшем случае заморозим конфликт…»

Военный эксперт Валентин Бадрак считает, что следует смотреть на ситуацию шире – как на противостояние России и Запада (США) на территории Украины. В интервью изданию «Главком» он отметил: «Как во времена СССР, так и сейчас Россия находит возможности противостояния не в прямой конфронтации с Западом, а в третьих странах… Россия рассматривает Украину как полигон для продолжения разговора с Западом». Киев в этой ситуации ожидает помощи от западных партнеров и создает технические условия для предоставления этой помощи.      

Киев                 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий