Мечта китайской молодежи, раздавленная танками

Фото Ashley Pon/Bloomberg via Getty Images

Cобытия весны-лета 1989 года стали водоразделом в истории КНР. Вдохновленные идеалами демократии сотни тысяч людей вышли на улицы Пекина и других городов. Как это не раз бывало прежде, главную роль в протестах сыграли студенты. Искрой к пожару послужила смерть 15 апреля бывшего генсека ЦК КПК Ху Яобана, который стремился смягчить коммунистический режим. Люди, желавшие почтить память усопшего, стали стекаться на главную площадь Пекина – Тяньаньмэнь. Среди них были преподаватели, простые рабочие. Они не только требовали провести демократические преобразования, сделать прессу свободной. Звучали призывы дать рабочим право на забастовку, покончить с коррупцией. Там собрались вовсе не враги государства. Демонстранты пели национальный гимн и Интернационал.

В мае сотни студентов на Тяньаньмэнь начали голодовку. Высшее партийное руководство непрерывно заседало. Большинство членов политбюро склонялось к тому, чтобы силой подавить движение, которое они называли контрреволюцией. К тому же в КНР прибыл с визитом, который символизировал восстановление хороших отношений с Москвой, президент СССР Михаил Горбачев. Допустить продолжение демонстраций означало бы для Пекина «потерю лица».

Но в то время как верховный лидер страны Дэн Сяопин и другие сторонники жесткой линии в руководстве предлагали объявить военное положение и ввести в столицу войска, генсек ЦК Чжао Цзыян возражал против применения силы. Он даже пришел на площадь и уговаривал студентов разойтись добровольно. Опубликованные недавно документы свидетельствуют: некоторые командиры воинских частей, стянутых к Пекину, тоже были против силовой операции.

2 июня руководство все же решило, что больше терпеть нельзя. С санкции Дэн Сяопина армии был дан приказ очистить площадь. К ней двинулись танки, солдаты стали стрелять в безоружных людей. Сколько из них погибло? Правительство сначала сообщило, что 300 человек, в том числе 100 солдат. Газета Wall Street Journal, ссылаясь на Красный Крест КНР, назвала цифру 2,6 тыс. Позже эти данные были опровергнуты, но никакого независимого расследования проведено не было. Мировую прессу обошла фотография, сделанная корреспондентом агентства АР 5 июня. Одинокий человек преграждает дорогу колонне танков. Он стал тогда символом сопротивления властям, опирающимся на репрессии.

Трагедия на площади Тяньаньмэнь изменила облик страны. Надежды на то, что Поднебесная станет продвигаться к демократии, были развеяны. Партия извлекла уроки. Аппарат безопасности подвергся модернизации. Он не оставляет диссидентам и шанса на то, чтобы начать хотя бы нечто подобное массовому движению протеста. Органы следят за тем,  что люди пишут в Интернете, как ведут себя дома, на работе, на улице.

Китай на международной арене стал пионером в деле установления национального суверенитета в киберпространстве. В КНР поставлены большей частью под запрет иностранные поисковики, новостные сайты и платформы социальных сетей. Родственники тех, кто погиб в 1989 году, пытались организовать траурные мероприятия, чтобы почтить их память. Власть этого не допустила.

Но зарубежная пресса не дает Пекину возможности расслабиться. Иностранные репортеры на брифинге спросили, нет ли у армии комментариев по подавлению выступлений студентов. Представитель МИДа сказал, что не согласен со словом «подавление». Ответом служат достижения Китая за 30 лет реформ.

Ссылка на экономические успехи звучит и в публикациях некоторых китайских СМИ. Они говорят, что, если бы не решительные действия КПК, начался бы хаос. Тогда об избавлении сотен миллионов людей из нищеты не могло бы быть и речи.

Выжившие участники и свидетели трагедии, такие как Чжоу Фэнсо, убеждены, что экономический прогресс не может служить оправданием убийства мирных демонстрантов. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий