Куда собирается лететь Роскосмос

Иллюстрация Pixabay.com

Социологи и психологи давно обратили внимание на статистическую закономерность: последний месяц лета, август, аномально богат на различного рода катаклизмы – и техногенного, и социального характера. Можно составить целый список авиакатастроф, гибели подводных лодок, пожаров на стратегически важных объектах… Дата 30 августа названа британскими психологами самой опасной в календаре семейных отношений. В этот день, совпадающий с завершением поры летних отпусков, критической отметки достигнут факторы, каждый из которых чреват крупной ссорой… Самая высокая частота появления так называемых НЛО фиксируется опять же в конце августа – начале сентября.

Даже беглого перечисления катаклизмов, происходящих именно в августе, вполне достаточно, чтобы предположить: что-то в этом месяце притягивает к себе катастрофические события. И вот, 1 августа 2019 года, кажется, ознаменовалось новой областью потенциально опасных событий. На этот раз – в административно-политической сфере.

В этот день президент Владимир Путин встретился с главой Роскосмоса Дмитрием Рогозиным. «Главный по тарелочкам» представил главе государства проект строительства в Москве Национального космического центра (НКЦ), показав один из вариантов проекта. По словам Рогозина, центральный инженерный офис Роскосмоса и офисы предприятий корпорации будут располагаться в Москве, рядом с ведущим предприятием ракетно-космической отрасли Научно-производственным объединением им. Хруничева, в Филевской пойме. Центр займет территорию 250 тыс. кв. м и будет представлять собой небоскреб в виде ракеты. (По крайней мере это один из рассматриваемых вариантов.) В нем смогут работать 20 тыс. человек. Обещают построить уже к в 2022 году.

«Реализация плана Национального космического центра нам позволяет выйти из плана финансового оздоровления где-то к 2024 году, то есть на четыре года раньше», – планирует Рогозин. «Поддерживаю», – сказал Путин. Но при этом все же поинтересовался: «Землей не будете торговать?». «Ни в коем случае», – пообещал Рогозин. «Надеюсь, спасибо», – сказал Путин. (Диалог привожу по агентству Интерфакс.)

Насчет финансового оздоровления – это бесспорно! По информации, которая была обнародована еще в начале года, строительство НКЦ обойдется в 25 млрд руб. По счастливому стечению обстоятельств, о которых Рогозин рассказал Путину, удалось в 2018 году снизить кредитную нагрузку на НПЦ им. Хруничева как раз на 27 млрд руб. Тут все сходится. Не сходится в самой логике одобренного строительства.

Первый вопрос – зачем? Представьте себе, что нужно перевезти какой-нибудь завод на другое место. В российской истории много можно найти примеров такого рода. Вот, скажем, в начале Великой Отечественной войны эвакуационные перевозки заводов из Днепропетровской области на восток страны составили 99 тыс. вагонов, в том числе более 10 тыс. вагонов с уникальным промышленным оборудованием. Из Запорожской области с 10 августа по 3 октября было переброшено 320 тыс. тонн оборудования 22 заводов союзного значения и 26 предприятий местной промышленности.

Масштаб, соизмеримый с тем, что задумал Роскосмос. Но надо ввести коэффициент задержки, характерный для нашего времени, и мы получим срок (немалый), в течение которого работа НПЦ им. Хруничева остановится вообще. Учитывая, что речь идет о многих предприятиях, – остановится отрасль. Шутка ли – затащить в небоскреб современное токарное и фрезерное оборудование! А на каком этаже расположить испытательные стенды? Высотное офисное здание годится только для чиновников, ну, может быть, для инженеров и конструкторов. Но тогда инженеров и конструкторов придется оторвать от заводов. И будут инженеры ездить на заводы в командировки…

Все равно придется искать для предприятий места в других регионах России. А кто из хороших специалистов расстанется с московской или подмосковной пропиской и уедет в провинцию? Прецедент был, когда ведущие военные академии перевели в провинциальные города. Сильные преподавательские кадры туда не поехали. Ну и кто сегодня вспоминает про бывшие славные академии?

Зато велико будет искушение московские и подмосковные земли выгодно продать! Ведь не случайно президент сразу поинтересовался у Рогозина: «Землей не будете торговать?»

Второй вопрос – как собираются обеспечивать безопасность? Давно известно, почему нельзя помещать все яйца в одну корзину. А ведь в нашем случае речь идет ни больше ни меньше как о собрании всех «космических яиц» и всех отраслевых яйцеголовых в одной «корзине», в перенапряженном мегаполисе. А вдруг – техногенная (коммунальная, например) авария или природная катастрофа. Кстати, Москва стоит на разломе гигантской кристаллической платформы. Ширина разлома – 30 км, и он проходит как раз через центр города. Мало того, редко, но и до столицы докатываются волны землетрясений. В конце концов, существует отнюдь не нулевая опасность теракта. (Перед глазами опять-таки наглядный пример – ведь глубоко эшелонированная система охраны Крымского моста создана не случайно.) И любое из этих событий может «накрыть» этот фаллический НКЦ, стратегически важный объект, образно говоря – «медным тазом» и уничтожить основные мозги космической отрасли России. Об этом кто-то подумал?

23 января 2019 года на совещании о финансово-экономическом состоянии госкорпорации Роскосмос и подведомственных ей организаций премьер-министр Дмитрий Медведев раскритиковал Роскосмос за прожектерство и недостаточную эффективность использования инвестиций. «Хотел еще обратить внимание, это бросается в глаза, надо заканчивать с прожектерством. Хватит болтать, куда мы полетим в 2030 году, надо работать, меньше говорить и больше делать, активно заниматься коммерциализацией космической нашей отрасли и увеличением доли России на международном рынке…»

Между тем в 2031 году неугомонный Роскосмос планирует отправить первую российскую пилотируемую экспедицию на Луну. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий