Когда ФСО официально станет Федеральной службой опросов

Фото сайта kremlin.ru

17-ю по счету «Прямую линию с президентом» проведут в июне, видимо, уже во второй половине месяца. В Кремле телеразговор с гражданами, а главное, серьезную подготовку к нему вертикали власти считают своего рода наилучшим опросом населения. Об этом не раз говорил и Путин. Именно на старте массированного сбора вопросов и пожеланий народа к главе государства произошел социологический скандал. Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) отметил дальнейшее снижение индекса доверия к президенту – к концу мая до 31,7%. Измерение производилось по итогам открытого вопроса примерно такого содержания – кому бы вы доверили решение важных государственных дел?

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков публично заметил, что теперь к социологам имеются вопросы. После чего ВЦИОМ выдал рейтинг в 72%, полученных в результате закрытого прямого опроса о том, доверяют ли люди Путину и ряду других политиков. ВЦИОМ сообщил и о росте одобрения деятельности Путина, правда, не к предыдущему месяцу, а к январю. Однако открытая методика опять показала снижение уровня доверия до 30,5%. Песков закончил дискуссию, заявив, что рейтинг президента  может быть только один. Ранее он как раз и ссылался на «Прямые линии», так что, по его словам, технические проблемы социологов вторичны.

Эксперты принялись объяснять, что от методик и формулировок многое зависит: открытые вопросы показывают меньшие значения, а закрытые – заставляют не просто быстро определяться с выбором ответов, а угадывать социально одобряемые варианты. Однако и фонд «Общественное мнение» (ФОМ) по последней методе намерил рейтинг доверия президента всего-то в 60%. Такого разрыва – 12% – теоретически быть не может, если, конечно, не нарушены научно обоснованные принципы выборки.

Как представляется, дело не в технологиях или точных цифрах. А в том, что ВЦИОМ, реагируя на недовольство Кремля, продемонстрировал «сеанс магии с ее последующим разоблачением». Нашу социологию давно подозревают в манипулятивных практиках, то есть в проведении «формирующих» опросов. Закрытый вопрос о доверии президенту, заданный 30 мая, а опубликованный с результатами на следующий день, хочется отнести к данному разряду.

Печально и то,  что социологи, работающие с властями, даже не пытаются его скрывать. Но еще больше огорчает, что эти профессионалы позволяют себе применять не научные, а совсем уже чекистские методы проведения лобовых опросов. А то, что у ВЦИОМа и ФОМа на выходе получаются разные данные, теперь, видимо, будет зависеть от того, насколько их сборщики больше напоминают «людей в штатском». Кстати, в Сети расходится шутка, что ФСО скоро будет расшифровываться как Федеральная служба опросов. Напомним, что это ведомство по идущей из 90-х традиции мониторит общественное мнение.

Наверное, будущая ФСО-2 станет публиковать только хорошие для власти результаты. Но главное, чтобы ее заказчики для служебного пользования все-таки получали более или менее адекватную информацию. Если же никакой обратной связи с народом у них не будет, то как власть сможет узнать о реальной эффективности своих действий и задачах на перспективу. Хотелось бы верить в то, что власти в этом и не нуждаются. Но если они и дальше будут предъявлять публичные претензии социологам, опросы окончательно перейдут из категории «инструмент измерительный» в класс шлифовально-полировальных станков, а то и «болгарок». 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий