Италия отказалась от евроскептицизма

Джузеппе Конте принимает поздравления в связи с повторным назначением на пост премьер-министра Италии. Фото Reuters

Правительственный кризис, спровоцированный в августе Маттео Сальвини, главой правой партии «Лига», благополучно завершился. Обе палаты итальянского парламента большинством голосов выразили доверие второму коалиционному правительству Джузеппе Конте.

Первое правительство Конте появилось еще летом 2018 года в результате досрочных парламентских выборов. Сложная ситуация в экономике Италии, высокий, особенно среди молодежи, уровень безработицы, политика жесткой экономии в связи со значительным государственным долгом и массовая миграция, основной удар которой приходился на юг страны, обострили политическую обстановку и обусловили резкое увеличение голосов (32%) за внесистемную «лево-правую» партию «Движение 5 звезд», основанную известным комиком Джузеппе Грилло, а затем возглавленную молодым политиком Луиджи Ди Майо. Наряду с «Движением» в правительство тогда вошла и «Лига». Приходу к власти этих двух желто-зеленых партий (желтый цвет «Движения 5 звезд», зеленый – «Лиги») способствовала их популистская риторика и жесткая критика в адрес итальянского истеблишмента. Лидеры «Лиги» и «Движения» также весьма умело использовали настроения евроскептицизма и недоверия к политике ЕС, заявляя о стремлении покончить с нынешним Евросоюзом, выйти из зоны евро и утвердить полный суверенитет Италии на международной арене.

Накануне выборов в Европейский парламент (ЕП) в мае 2019 года политика этих партий получила поддержку и со стороны часто навещавшего Италию крайне правого американского политика Стива Бэннона, стратега предвыборной кампании Дональда Трампа. Сальвини, утверждал Бэннон, это «итальянский Трамп и будущий мировой лидер», чья задача – создать «популистский интернационал». Примерно в таком же ключе выступал и приезжавший в Италию российский философ Александр Дугин, равно как и авторы основанного им совместно с Константином Малофеевым онлайн журнала Katehon на итальянском языке.

Однако в результате выборов в ЕП объединение евроскептических партий стран ЕС оказалось лишь на четвертом месте, что не позволило им добиться желаемого большинства. Находившийся у власти в Италии вице-премьер Сальвини (он взял себе и портфель министра внутренних дел) продолжал, однако, пользоваться популярностью у итальянцев, испытывающих тревожные чувства в отношении будущего страны. В то же время его непримиримая позиция по поводу наплыва в страну иммигрантов не находила понимания не только у оппозиции, но и у партнеров по коалиции. Разногласия между «Движением 5 звезд» и «Лигой» нарастали. Сальвини заявил о желании снять препятствия в проведении твердого политического курса и обеспечить себе «полноту власти». В августе он выразил недоверие собственному правительству и потребовал отставки Конте, надеясь на досрочные выборы с положительным исходом для его партии.

Как отмечают обозреватели, именно это стало роковой ошибкой Сальвини. Подавляющее большинство политиков, включая партнеров по коалиции, к досрочным выборам не были готовы и подобную перспективу исключали. Президент Серджо Маттарелла не пошел на роспуск парламента, поручив формирование нового правительства все тому же Конте. Однако на сей раз состав правительственной коалиции изменился. Партнером «Движения» стала левоцентристская Демократическая партия во главе с Николой Дзингаретти. Секретарь демократов еще в ходе предварительных переговоров со «звездочниками» условием участия в правительстве сделал положение о радикальном изменении правого курса Сальвини, прежде всего его жесткого отношения к иммигрантам, упора на «секьюритизацию», агрессивности риторики в отношении Евросоюза и всех, кто не согласен с его позицией.

Президент Маттарелла настоял на «деполитизации» поста министра внутренних дел, предложив назначить на него «техника», не связанного с какой-либо партией. В результате в новом правительстве появилась правовед и адвокат Лучиана Ламорджезе, положительно зарекомендовавшая себя в 2003–2018 годах префектом Милана (представителем МВД, ответственным за координацию общегосударственной политики с политикой местных властей и за соблюдение порядка). Ее характеризует гораздо более объективный подход к иммигрантам. В прессе также подчеркивается, что в отличие от Сальвини, активно выходившего в сети (его стиль публичной политики сравнивали с манерой Трампа), она не пользуется ни Twitter, ни Facebook, ни Instagram. В новое правительство вошли еще шесть женщин. Одна из них возглавила воссозданное министерство равенства возможностей, что вызвало резкую критику со стороны приверженцев Сальвини, заявивших, что теперь над министерством якобы «будет развеваться флаг радуги» (меньшинств).

Ди Майо получил пост министра иностранных дел. В качестве главы внешнеполитического ведомства он обратился с письмом к итальянским дипломатам (текст во многом повторял положения, высказанные недавно президентом Маттарелла и премьером Конте на ежегодном собрании послов), призвав их доверять его намерению достойным образом представлять Италию – страну, «традиционно проводящую политику равновесия и диалога», и сохранять «приверженность европейским и атлантическим ценностям». Среди приоритетов внешней политики Ди Майо назвал Средиземноморье, Африку и проблему миграции, решение которой требует отказа от ущемляющего интересы Италии Дублинского соглашения.

В письме речь о России не шла, но можно предположить, что отношения с Россией вряд ли претерпят существенные изменения. Российско-итальянские связи достаточно прочные и опираются на солидную правовую основу. Сам Ди Майо неоднократно подчеркивал, что Европейская комиссия нового состава должна найти решение по поводу антироссийских санкций, которые «лишь наносят ущерб нашему аграрному сектору». О бесполезности санкций говорят и в Демократической партии. Достаточно вспомнить выступление тогда премьера и главы Демократической партии Маттео Ренци в Гумбольдтском университете в Берлине, где он заявил, что «противопоставлять Европу России – это политическая ошибка, искажение истории и преступление против культуры».

Важной чертой нового правительства стал окончательный отказ от евроскептицизма и утверждение проевропейского курса, традиционно проводимого Демократической партией, а теперь и отбросившими прежнюю антиевропейскую риторику руководителями «Движения». Конте подчеркнул, что Италия станет активным участником строительства внутренне сплоченного, близкого к гражданам, конкурентоспособного Европейского союза, членство в котором «открывает перспективы дальнейшего роста благосостояния итальянцев и дает возможность усилить позиции европейских стран в условиях глобальной конкуренции». Значимым в этом плане стало назначение Паоло Джентилони (бывшего премьер-министра Италии от Демократической партии) на пост еврокомиссара по экономике. Он, вероятнее всего, постарается добиться пересмотра Пакта о стабильности и развитии, ставившего Италию в крайне жесткие финансовые рамки. Символично, что в ЕС Джентилони пришел на смену французу Пьеру Московиси, активному проводнику в жизнь этого пакта. В Евросоюзе позиции Италии укрепило и избрание Давида Сассоли (Демократическая партия) председателем Европарламента. В самом итальянском правительстве пост министра по делам Европы получил Энцо Амендола, представитель той же партии.

В полуторачасовой речи премьера Конте, предварявшей голосование доверия, звучала необходимость уделить первостепенное внимание проблемам семьи и доступного образования. Много говорилось о положении малоимущих слоев населения, которым обещают сокращение налогов и создание бесплатных детских дошкольных учреждений, а также определение минимума заработной платы, рост занятости, равную плату за равный труд. Приоритетным становится принятие нового избирательного закона и сокращение числа депутатов парламента. На первом же заседании правительства подвергся нещадной критике дискриминационный по отношению к иммигрантам закон области Фриули-Венеция-Джулия, главой которой является член «Лиги». Не в пользу Сальвини свидетельствует также ход судебного расследования, начавшегося в связи с протестом Каролы Ракете, капитана парохода See Watch 3, спасшего тонущих мигрантов. Ракете обвинила лидера «Лиги», не разрешавшего ей причалить к берегам Италии, в диффамации. Недовольство сторонников Сальвини вызвало и снятие с Миммо Лукана, мэра города Риаче, обвинения в незаконном приеме иммигрантов. Все это обозреватели рассматривают как своего рода пощечину Сальвини, который в течение многих месяцев проводил жесткую политику «секьюритизации» в отношении иммигрантов.

Сальвини теперь оказался в глубокой оппозиции и на сегодняшний день ограничивается обвинениями в адрес политических противников за их «неуемное стремление как можно скорее занять правительственные кресла». В день голосования доверия правительству его крайне правый союзник Джорджа Мелони (глава партии «Братья Италии») собрала на площади перед зданием парламента своих сторонников. К манифестации присоединился и Сальвини с однопартийцами. Характерно, что Сильвио Берлускони, заявивший об оппозиции к нынешнему правительству, все же не вывел свою партию «Вперед, Италия» на протестный митинг.

Никто пока не берется предсказать, как долго новое правительство сумеет остаться у власти. Частая, за редким исключением, смена правительств в течение десятилетий является характерной чертой итальянской политической жизни. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий