Иран уверен в победе над Америкой

Духовный лидер Ирана Али Хаменеи на этот раз решил не угрожать США неминуемой войной. Фото Reuters

Иран отказался от дальнейших переговоров с США по «ядерной сделке» и с 15 мая прекратил выполнение некоторых обязательств по ней. Ситуация в Персидском заливе накаляется. Войска США в Ираке и Сирии ожидают нападения шиитских ополченцев. Великий аятолла Али Хаменеи высказался относительно возможности военного противостояния Тегерана и Вашингтона. Его позиция отличается от мнения командования Вооруженных сил Исламской Республики. Американская пресса информирует о планах Пентагона наказать Иран и послать на Ближний Восток 120-тысячное войско, но президент США это отрицает. Эксперты дают свой анализ возможности вторжения Америки в Иран и приходят к неоднозначным выводам.

Тегеран отказался соблюдать предписанные «ядерной сделкой» лимиты обогащения урана и производства тяжелой воды, но все же дал Европе еще 60 дней для выработки приемлемых условий внешнеэкономической деятельности Ирана. Новых соглашений с Америкой по ядерной программе иранское руководство заключать не намерено. На политическое давление Вашингтона, даже после усиления 5-го флота ВМС США дополнительными кораблями (включая авианосец класса Нимиц «Авараам Линкольн», который уже вошел в Оманский залив) и переброску в распоряжение Центрального командования ВС США дополнительных стратегических бомбардировщиков, Тегеран пока отвечает  только политическими заявлениями.

К примеру, Хаменеи так объяснил свою позицию: «Категорическим выбором иранской нации является сопротивление США. И в этом противоборстве США вынуждены будут отступить. Противостояние – не военное, оснований для войны нет». Напротив, из уст многих американских политиков звучат откровения, указывающие на готовность США к военным мерам. Американкий сенатор-республиканец Том Коттон считает, что для победы в войне США понадобится нанести по Ирану «два удара: первый удар и последний удар». Из его слов, правда, сложно понять, что именно он подразумевает под термином «удар», но суть риторики ясна.

До этого министр обороны США Патрик Шанахан внес в обновленный военный план своего ведомства поправку о необходимости посылки 120-тысячной группировки войск США на Ближний Восток для ее использования в случае, если Иран продолжит разработку ядерного оружия или совершит нападение на американских военных. Эта информация немедленно была опубликована в газете New York Times. Справедливости ради стоит отметить, что президент США Дональд Трамп столь же стремительно ответил: «Стал бы я делать это сейчас? Конечно нет. Если бы мы делали это, мы отправили бы чертовски больше военных». Более того, американский лидер подчеркнул, что он «этого не планировал и, надеется, не будет планировать».

В Европе полагают, что любая случайная вооруженная стычка или провокация может привести к войне. «Мы очень обеспокоены риском того, что конфликт может начаться случайно, с эскалации, которая на самом деле является непреднамеренной с обеих сторон, но заканчивается конфликтом», – заявил министр иностранных дел Великобритании Джереми Хант. Основной угрозой, на которую ссылался Хант, была любая конфронтация между США и Ираном. Действительно, уже сейчас Тегеран обвинен в организации диверсионных нападений на четыре нефтеналивных танкера (принадлежащих Саудовской Аравии, ОАЭ и Норвегии) и трубопровод в Саудовской Аравии. Иран отрицает свою причастность к случившемуся, но все же угрожает закрыть Ормузский пролив, если он не сможет продавать свою нефть на мировом рынке. Использование терминалов порта Фуджейра (ОАЭ) позволяет купировать эту угрозу Тегерана. Как назло, инциденты с танкерами произошли именно здесь. Помимо прочего США перевели свои войска в Ираке и Сирии в состояние максимальной готовности к военному ответу на возможные нападения иранских военных или шиитского ополчения (контролируемое Тегераном).

Командование Вооруженных сил Ирана считает, что открытая агрессия США в отношении Исламской Республики весьма вероятна. Военные аналитики полагают, что Вашингтон и Израиль способны подавить ракетные войска, ВВС, военный флот и систему ПВО/ПРО Ирана, а затем ракетно-бомбовыми ударами уничтожить значительную часть иранских ядерных предприятий и важнейших оборонных объектов. Но на сухопутную операцию американцы вряд ли решатся, учитывая сложность иранского театра военных действий. 

При этом делается оговорка, что США пока не начали подготовку осуществления такого сценария. К примеру, переброска сил и средств для войны против Ирака в 2003 году заняла более четырех месяцев. В интересах той операции США сосредоточили в регионе шесть авианосцев, около 875 боевых самолетов. А сухопутная группировка сил вторжения насчитывала до 280 тыс. человек, около 500 танков, более 1200 боевых бронированных машин, около 900 орудий, РСЗО и минометов, свыше 900 вертолетов и до 200 зенитных ракетных комплексов. При этом надо учитывать, что в Ираке боевые действия велись на равнине, тогда как большая часть иранской территории – горные массивы. К тому же 60% населения того Ирака с симпатией относилось к интервентам.

Впрочем, не стоит забывать, что в Иране есть мощная оппозиция, о чем свидетельствуют массовые народные волнения в 2018 году. Кроме того, израильские спецслужбы умудряются получать снимки оборонных предприятий Ирана, которые можно сделать, только находясь на их территории. Это свидетельствует о том, что у нынешней иранской власти много внутренних врагов, на которых интервенты могут опереться. 

Более того, у иранской армии нет опыта войны с вооруженными силами западного типа. Последний случай столкновения с таковыми произошел в августе-сентябре (боевые действия длились с 25 августа по 15 сентября) 1941 года, когда советские и британские войска менее чем за месяц оккупировали страну. 

Некоторые эксперты предполагают, что в случае вторжения США и их союзников в Иран военные действия скорее всего будут развиваться по афганскому сценарию. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий