Долой власть совета!

Хотите поступать умно — обходитесь без всяких советов. Фото Depositphotos/PhotoXPress.ru

Непрошенные советы – что-то вроде недельного борща. С одной стороны – еда, с другой – несъедобная, с третьей – вылить жалко, с четвертой – выльешь, потом кастрюлю мыть.   

Совет обычно начинается с классической фразы: я бы на твоем месте… завела собаку, разменяла квартиру, поменяла работу, сделала подтяжку, вышла замуж, написала песню, купила новые очки, начала новую жизнь. 

А ты, дорогой… Брось пить, курить, шляться по б…бабам, сидеть на работе до полуночи, мечтать о невозможном, занимать друзьям деньги, писать всякую ерунду в стол, где твои глаза и разум?

К сожалению, совет универсальным не бывает. Потому что один – интроверт, другой – гипотоник, один поет песни под гитару, а последний любит пиво с водкой больше собственной печени и блондинок.

Но если за каждый совет взимать по 500 рублей, то поток ненужных рекомендаций (особенно по телефону) прекратился бы мгновенно.

Хотите поступать умно, обходитесь без всяких советов, пользуйтесь правилами. Жизнь у всех разная, а правила общие. Ну, как в грамматике. В любой ситуации независимо от погоды, настроения и основного инстинкта «количество» пишется с одним «л», а «коллизия» с двумя. 

Правила придумали совсем неглупые люди.  

В конце концов само слово «правило» имеет корень «прав». Воистину – прав правильно поступающий. К сожалению, это не мы!

Правило первое и самое главное

1. Береги свою жизнь сам.           

Если ты не нужен себе, ты не нужен никому.

Правило второе, но тоже самое главное

2. Работай даже в тот момент, когда мир сошел с ума.          

Самый надежный способ выжить – работать, думать, читать…

 Правило третье, обязательное

3. Молчи, если нечего сказать, и ори, если от твоего слова хоть что-то зависит. 

Молчать можно как угодно, но надо тщательно следить, чтобы ор не превращался в крик и лепет.

Правила хорошего тона

4. Долги лучше возвращать. Любые.

5. Врать можно до тех пор, пока помнишь, кому и что врешь. 

Если память отказывает — нужно становится честным.

6. Лучше любить одного человека, чем многих. 

Многих тоже хорошо, но не всем под силу.

Правила безопасности

7. В диспуты с сумасшедшими гражданами и гражданками – не вступать. Даже в порыве благодушия. Не беседовать беседы с каждым, кто готов немедленно рассказать свою биографию и научить, как управлять нашим государством.

Удел умных – осторожность, глупых – речивость.

Последнее главное правило

О пути ничего нельзя сказать, а если о нем
 говорят – значит, это не путь: путь незрим.
 Фото Depositphotos/PhotoXPress.ru

8. Не путать главное с второстепенным.          

Примета: главное может стать второстепенным, а наоборот – никогда

 Помните: правил всегда меньше, чем исключений из них. Можно жить в виде исключений, но это вступает в конфликт с Главным правилом (см. выше).                                             

                  ***                    

…Мы с племянником решили навестить моего заболевшего друга. Погода была мерзкой, обычной, февральской. Радостно откликнулась на предложение вызвать «Самое дешевое такси». 

Такси было под стать погоде – серое и грязное. 

Водитель с круглым, пористым, жирным, как блин, лицом, глазами-щелочками кивком пригласил садиться.

– «Сельский, – подумала я. – Казах, киргиз?»

Стала называть адрес, еще и подробно объясняя, как доехать в темпе.

– Не волнуйтесь, пожалуйста, я хорошо знаю город.  

Усевшись, я продолжала свой монолог, начатый еще дома. Он был посвящен ведущему архитектору Третьего рейха Альберту Шпееру. Почему я о нем говорила, не помню. Но цель, видимо, какая-то существовала. Его судьба, как качели, – взлеты и падения, заоблачная власть и тюремная бездна. На Нюрнбергском процессе (почти единственный из обвиняемых) признал полностью свою вину. 20 лет заключения в берлинской тюрьме Шпандау. Там написал книги: «Воспоминания», «Шпандау: Тайный дневник», «Внутри Третьего рейха»; они признаны самыми выдающимися политическими мемуарами. После окончания срока почти 15 лет занимался литературным трудом. Опять стал известным и (даже) изучаемым. Здания, которые он проектировал, остались в истории архитектуры примером невероятной совместимости гениальности и злодейства. Полеты в небеса и бездну. Сделки с дьяволом достаточно распространены во все времена и на всех широтах. Но Шпеер и в жизни побывал в аду. 

Правда, сгорел в раю: отправился в Лондон с молодой и прекрасной девушкой – и умер в ее объятиях. Я стала жалеть девушку.

– Обидно, что таланты умирают! – сказал мой племянник. Архитектор, между прочим… 

– Все сущее смертно, – заметил водитель. 

Когда я чем-то увлечена, все остальное – не вижу, не слышу, не внимаю. Говорю без пауз. Думаю без точек. Но тут замерла…

В наступившей мертвой тишине салона водитель продолжал:  

– Я рассматриваю судьбу как рок, хаос… Все остальное симулякры, подобие…

Молча расплачиваясь, дала больше, чем полагалось. 

– Не нужно, я нормально здесь зарабатываю! Я последователь Делёза, Бодрийяра, вся жизнь симулякр, копия. О пути ничего нельзя сказать, а если о нем говорят – значит, это не путь. Путь незрим… Но это уже Дао. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий