Человечество само себя официально признало геологической силой

И это еще не самые страшные следы деятельности человека! Фото Reuters

Данные независимой исследовательской организации Institute CATO (Англия) вдохновляют. С 2005 по 2010 год из нищеты вышли 400 млн людей (с 1,3 млрд нищих до 900 млн). Причем с такой скоростью этот процесс не проходил еще никогда в истории. Среднее потребление калорий на человека в мире увеличилось с 2264 в 1961 году до 2850 в 2013 году. Даже в регионе Черной Африки (к югу от Сахары) среднее потребление подскочило с 2001 калории до 2448. 4,9 млрд людей живут в странах, в которых за последние 50 лет ВВП вырос в среднем в пять раз. В Индии – в 10 раз по сравнению с 1960 год, в Индонезии – в 13, в Китае – в 17, в Таиланде – в 22 раза.

Но чего это стоило? А стоило это ни больше ни меньше, как смены геологических эпох в истории человечества!

Прощай, голоцен!

Anthropocene Working Group, специальная рабочая группа исследователей Международной комиссии по стратиграфии (ICS), проголосовала большинством голосов за признание наступления антропоцена – новой геологической эпохи, связанной с деятельностью человека. Теперь, чтобы завершить все процедуры и признать новую реальность официально, осталось сделать полшага – дождаться ратификации в ICS. Но это уже – бюрократические формальности. О решении будет официально объявлено в течение следующих двух лет, сообщает Science Alert.

«Здесь нам надо осознать: в какую «игру» мы играем, – подчеркнул в беседе с «НГ» Сергей Кричевский, доктор философских наук, профессор, главный научный сотрудник Института истории естествознания и техники им. С.И. Вавилова РАН. – Ведь не будет же закона о всеобщем переходе из биосферы в техносферу, из голоцена – в антропоцен. Но ясно, что это предмет для фундаментальных научных исследований. Пока же серьезных изменений в массовом сознании не произошло».

Термин «антропоцен» появился в 1980-е годы. Его начал использовать эколог Юджин Стормер, говоря о том, как человеческая деятельность необратимо изменила облик планеты. С нулевых годов слово подхватил нобелевский лауреат Пауль Крутцен. Но до сих пор «антропоцен» использовали неофициально…

Некоторую сдержанность и здоровый консерватизм ученых понять можно. Ведь им предстоит зафиксировать даже не просто смену социально-экономических формаций, но смену геологических эпох. А с точки зрения методологии главное в этой проблеме – представить объективно измеряемые параметры, по которым можно однозначно судить о произошедших эволюционных изменениях.

Человечество оставило много следов своей деятельности, которые сохранятся в течение миллионов лет. Один из таких следов – увеличение уровня радионуклидов. Еще в 2016 году ICS начала рассматривать предложение признать окончание голоцена – эпохи четвертичного периода. (Голоцен (греч.) – «целый, весь» + «новый» – начался примерно 12 тыс. лет назад; четвертичный период начался 2,6 млн лет назад и продолжается сейчас.) И вот, завершение голоцена предлагают соотнести с началом ядерных испытаний в середине ХХ века. Чернобыльская радиационная катастрофа в 1986 году – радиоактивное загрязнение из поврежденного реактора АЭС примерно в 400 раз превосходило по своему объему атомную бомбардировку Хиросимы – лишь окончательно утвердила специалистов во мнении, что в геохронологии «что-то пошло не так».

Теперь рабочая группа должна согласовать четкую границу раздела между голоценом и антропоценом. Для этого они должны найти четкий маркер. Таковым может быть резкое изменение в количестве радиоизотопов или увеличение соотношения в породах определенных молекул.

Впрочем, и без счетчиков Гейгера, «на глазок», понятно, что человечество стало геологическим фактором.

Планета «железяк»

«Начиная с живой природы, с биосферы мы видим, что на самом деле в чистом виде биосферы у нас уже нет, – считает профессор Сергей Кричевский. – Она у нас вся превратилась в антропогенную систему. Я в свое время занимался изучением экологии Алтая и с удивлением нашел работы, в которых говорилось, что в ледниках Алтая – полно тяжелых металлов. То же самое – в Приэльбрусье. То есть нам казалось, что горы, в том числе Альпы, льды – там все чисто. Да ничего подобного! Все загрязнения проникают с трансграничным переносом, попадают в ледники и оттуда – в родниковую воду».

Это то, о чем говорил еще академик Владимир Вернадский: эволюция человека разумного на Земле превратилась в геологический процесс. «Научная работа, научная мысль констатируют новый фактор первостепенного геологического значения в истории планеты. Этот факт заключается в выявлении создаваемой историческим процессом новой психозойской или антропогенной геологической эры. В сущности, она палеонтологически определяется появлением человека, – писал еще в 1936 году академик Владимир Вернадский. – Такое более заметное влияние человека на изменение поверхности планеты может считаться со времени 80–100 тыс. лет назад».

Человечество производит в единицу времени больше породы – бетона, чем это когда-либо делала природа, а темпы вымирания животных и растений за единицу времени превзошли все расчетные данные за любой отрезок геологического времени последних 500 млн лет.

В 2016 году большая группа ученых – 25 человек из Великобритании (в основном сотрудники департамента геологии Университета Лестера), США, Канады, Австралии, Норвегии, Испании, Швейцарии, Бразилии, Франции, Германии, Кении – опубликовала статью с говорящим названием «Масштаб и разнообразие физической техносферы: геологическая перспектива» (Scale and persity of the physical technosphere: A geological perspective). По оценкам ученых (надо сказать, весьма предварительным), масса техносферы, созданной человеком, сегодня превышает 3 х 1013 (30 трлн) т! Вся органика, которую успела сотворить природа за 4,5 млрд лет существования Земли, вся биомасса, включая и самого Homo sapiens, весит около 2,5 трлн т. Почти 95% из этих 30 трлн т приходится всего на пять компонентов: города (36,9%), сельское жилье (20,9%), выгоны (16,7%), пахотные земли (12,5%), площади траления морского дна (7,5%). Для сравнения: замыкают список железные дороги – их вклад в массу глобальной техносферы оценивается в 2 х 1010 т (0,1%).

Но мало того, и видовое разнообразие техносферы уже на три порядка (в тысячу раз) превышает число ныне живущих видов биологических организмов. Авторы статьи приняли в своих расчетах количество биологических видов равным 8,7 млн. И все-таки…

Уничтожить биосферу нельзя, но вполне по силам
сделать невозможной жизнь человека в ней.
Фото Pixabay

Биосфера огрызается

В 1912 году никто не мог поверить, что с этим рукотворным левиафаном, пароходом «Титаник», может что-либо случиться. Но в ночь на 15 апреля 1912 года его царапнул по борту айсберг в Атлантике. Пассажиры и не обратили внимания на какой-то посторонний скрип. Мало ли… А в результате более 2 тысяч человек нашли себе последнее пристанище на атлантическом дне. «Слава богу, есть еще океан», – запишет в своем дневнике русский поэт Александр Блок, узнав новость о гибели парохода «Титаник».

Почти ровно через сто лет, в марте-апреле 2010 года, в Исландии происходило извержение не самого крупного местного вулкана с названием, в точной передаче звучания которого бессилен даже русский язык, – Эйяфьядлайёкудль. Слабенькое было извержение: к 23 апреля в воздух было выброшено всего около 1 (одного) куб. км пепла и газов. Тем не менее с 16 по 20 апреля воздушное пространство над большой частью Европы было закрыто для полетов самолетов.

Словенский философ Славой Жижек в эссе «Чему учит прах» четко уловил парадоксальность происходившего: «Тот факт, что облако от не бог весть какого мощного извержения исландского вулкана – мелкий сбой в работе сложнейшего механизма природы – может полностью застопорить воздушное сообщение над целым континентом, лишний раз напоминает нам, что человечество, несмотря на все свои титанические усилия по преобразованию природы, – это не более чем еще один вид живых существ на планете Земля. Катастрофичность социально-экономических последствий этого мелкого, в сущности, происшествия объясняется успехами техники, в частности в области воздушного транспорта. Сто лет назад подобное извержение осталось бы незамеченным. Благодаря технике мы становимся более независимыми от природы – и в то же самое время, но уже на другом уровне, попадаем во все большую зависимость от ее капризов».

Вывод, к которому пришел Славой Жижек, полностью совпадает с тем, к чему подобрались сегодня ученые-геологи: «…все больше наша свобода и власть над природой, само наше выживание, зависят от целого ряда сохраняющих постоянство природных параметров (таких как температура, состав воздуха, достаточные запасы воды и энергоносителей и т.д.), которые мы воспринимаем как данность. И «творить что хотим» мы можем, лишь пока остаемся достаточно маргинальными, то есть не нарушаем естественное течение жизни на Земле. Ограничения нашей свободы, актуализируемые в связи с происшествиями геологического порядка, парадоксальным образом являются следствием скачкообразного роста наших возможностей: растущая способность человека изменять природу вокруг себя оказывается в состоянии пошатнуть даже геологические основы жизни на Земле. Тот факт, что человечество становится тектоническим фактором, означает начало новой геологической эры, которую ряд ученых уже окрестил антропоценом».

А степень нашей «маргинальности» по отношению к биосфере хорошо иллюстрирует следующий факт.

Энергетика природных катастроф превосходит энергетический потенциал человечества. Так, энергия самой мощной водородной бомбы, взорванной в 1961 году, составила 2,4 х 1024 эрг; энергия сильного урагана (повторяемостью примерно два раза в год) оценивается величиной около 3х1025 эрг.

«Я не сторонник того, чтобы всех насильно заставлять заниматься экологией, – подчеркивает эксперт «НГ», профессор Сергей Кричевский. – Но… Если ты не занимаешься политикой – она займется тобой. Если ты не занимаешься экологией – она займется тобой. Она, экология, все равно до нас всех доберется. Поэтому мы должны во всех наших программах исследований, в частности в области истории науки и техники, вот этот экологический компонент обязательно включать. И второе. Раз произошло признание качественных изменений биосферы уже на геологическом уровне, значит, надо менять саму парадигму всех научных исследований».

Итак, человечество почти официально готово уже объявить себя геологической силой. Возможно, впрочем, что это лишь очередное крайнее выражение антропоцентризма представителей вида Homo Sapiens. Мы, люди, либо взрослеем, либо впадаем в детство. Настоящие геологические стихии могут оказаться куда более последовательными и монотонными в исполнении своего предназначения. В любом случае времени у них для этого – неограниченно много. В отличие от человека. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий