Будет ли Токио отбирать Курилы силой

В последних числах мая в Токио состоялся четвертый раунд российско-японских консультаций глав внешнеполитических и оборонных ведомств в формате «2+2». Как заявил на пресс-конференции по его итогам министр иностранных дел России Сергей Лавров, переговоры были достаточно откровенными. Российской и японской сторонам удалось, не обходя острых вопросов, выстроить дискуссию конструктивно. Они подробно обменялись мнениями о положении дел с безопасностью в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в том числе на Корейском полуострове. Говорили и о том, как складывается, развивается и укрепляется военный союз между Японией и США.

В этом контексте произошел и прямой обмен взаимными тревогами в сфере военной безопасности. Российские министры подтвердили свою озабоченность теми рисками, которые создаются для нашей безопасности, в том числе в связи с планами развертывания элементов глобальной ПРО США на японской территории. Для Токио такая озабоченность в первую очередь связана с четырьмя южными островами Курильской гряды, которые Япония считает своими «северными территориями» и требует их вернуть. Без их получения в том или ином виде Токио не мыслит заключения мирного договора между двумя странами.

В ходе консультаций министр иностранных дел Японии Таро Коно высказал недовольство по поводу военной деятельности России на указанных островах. В ответ, как сказал Лавров, мы подтвердили нашу позицию о том, что российские вооруженные силы работают на своей суверенной территории, как это принято на основе международного права. Впрочем, несмотря на внешнюю суровость формулировок, подобный обмен мнениями стал уже чисто ритуальным действом и ничего не меняет в позициях Токио и Москвы.

Япония твердо намерена разместить два наземных комплекса американской системы ПРО Aegis Ashore в префектуре Ямагути на юго-западе страны и префектуре Акита – на ее севере. Японская сторона мотивирует это необходимостью защиты от китайских и северокорейских ракет. Москва же, как уже говорилось, уверена, что эти комплексы являются не чем иным, как элементом глобальной системы ПРО Соединенных Штатов, нацеленной против России. Происходящее же укрепление военного потенциала России на Курилах, в том числе на островах, на которые претендует Токио, как признают сами японские эксперты, имеет целью в первую очередь укрепление дальневосточных рубежей страны в свете беспрецедентного в постсоветский период ухудшения российско-американских отношений. Очевидно, что скромные по масштабам и оборонительные по характеру вооруженные силы, размещенные Россией на островах Кунашир и Итуруп, не представляют собой угрозы базовым интересам Японии в сфере безопасности.

Примечательно, что обмен российскими и японскими министрами взаимными озабоченностями в сфере безопасности проходил на фоне высказывания члена нижней палаты японского парламента Ходаки Маруямы о том, что Япония будет в состоянии вернуть обратно «северные территории» лишь в результате войны с Россией. Высказывание переполошило японских политиков и экспертов, опасающихся, что оно может ужесточить позицию Москвы на территориальных переговорах с Токио. Политико-психологическую атмосферу вокруг указанного заявления усугубило то обстоятельство, что оно было сделано в ходе поездки японского депутата на Южные Курилы в рамках безвизового обмена между бывшими японскими обитателями этих островов и их нынешними российскими жителями.

О степени беспокойства в Японии по поводу негативного влияния указанного инцидента на российско-японские отношения свидетельствуют развернутая в стране масштабная кампания по дезавуированию высказывания члена парламента и его наказанию вплоть до лишения депутатского мандата. Примечательно, что отставки Маруямы потребовало и Законодательное собрание расположенного на севере острове Хоккайдо города Нэмуро, в котором проживает значительная часть японцев – бывших жителей Южных Курил. Указанный город фактически является центром движения за возвращение «северных территорий».

Хотя страхи японской стороны кажутся преувеличенными. Судя по сообщениям японских и российских СМИ, инцидент с высказыванием японского парламентария на консультациях в формате «2+2» не обсуждался. А российская сторона на его счет отреагировала лишь кратким комментарием представителя российского МИДа о том, что необходимо серьезное разъяснение Токио по поводу того, не являются ли высказывания Маруямы не только его личным мнением, но и отражением существующих в определенных кругах Японии воззрений в пользу силовых методов решения территориальной проблемы.

Указанная проблема также была в центре завершившегося раунда российско-японских консультаций. Однако, судя по всему, какого-либо прогресса в ее решении отмечено не было. В связи с этим, как отмечает газета «Асахи симбун», администрация Абэ отказалась от своего плана достигнуть соглашения с Россией в этом месяце относительно мирного договора из-за сохраняющихся расхождений по проблеме «северных территорий». Первоначально она надеялась, что принципиально соглашение будет подписано во время запланированной на 29 июня встречи премьер-министра Синдзо Абэ и президента Владимира Путина на полях саммита G20 в Осаке. Как полагает газета, переговоры о мирном договоре будут продолжены, но процесс ожидается затяжным. 

Продолжение темы

Источник: ng.ru

Добавить комментарий